Учредитель журнала

IT-отрасль после трудного года

УДК 004.416; 339.564

DOI 10.52815/0204-3653_2023_1190_44
EDN: SJZTAL

Поляк Юрий
Ведущий научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН, к. э. н., доцент.
E-mail: polak@cemi.rssi.ru

Прошедший год перевернул наш образ жизни, заставил отказаться от многих стереотипов и привычек, нарушил человеческие и деловые отношения, разорвал логистические цепочки. Настоящий шок испытали многие отрасли промышленности. Так, производство автомобилей в России рухнуло за 2022 г. на 60 % , бытовых приборов – на 40 % . По данным Росстата, выпуск лекарственных средств снизился на 30,7 % .
С трудностями столкнулся даже такой относительно успешный сектор как экспорт программного обеспечения. В предковидные годы, несмотря на сложную неблагоприятную геополитическую обстановку и невнятную позицию государства в отношении поддержки компаний-­экспортеров ПО, он динамично рос благодаря высокому уровню подготовки кадров в области IT, дешевой по сравнению с западными странами рабочей силе и ослаблению руб­ля. Крупнейшие отраслевые объединения Ассоциация разработчиков программных продуктов «Отечественный софт» и некоммерческое партнерство «Руссофт», объединяющие более 300 российских IT-компаний, ежегодно фиксировали значительный рост экспортной выручки (таблица 1). IT-экспорт стал превращаться в одну из самых доходных статей российского экспорта в целом .

Таблица 1. Зарубежные продажи российских софтверных
компаний (млрд долл.) за 2002–2017 гг.
Источник: https://russoft.org/wp-content/uploads/2019/01/Prilozhenie-­Doklad-po-itogam-­izucheniya-metodik-­otsenki-i-statisticheskogo-­ucheta-­IT-rynka.pdf

Основная доля продаж российского софта за рубеж тогда приходилась на США и Евросоюз (Германия, страны Скандинавии, Центральной и Восточной Европы), но в списке партнеров появлялись и другие направления – Китай, страны Юго-­Восточной Азии, Южная Америка, Австралия, Ближний Восток. Среди широкого спектра поставляемых продуктов и услуг выделялись решения в сфере информационной безопасности, мобильных приложений, навигационных и геоинформационных систем, систем документооборота; развивалась заказная разработка под нужды конкретных компаний. У крупнейших российских IT-гигантов («Лаборатория Касперского», 1С, Luxoft) обороты превышали млрд долл.; ненамного отставали ABBYY, Acronis, Cognitive Technoligies.
Даже на фоне проблем, связанных с эпидемией коронавируса, экспорт российского ПО и услуг по его разработке продолжил расти. В 2019 г. из общего объема продаж российских софтверных компаний (18,6 млрд долл., на 17 % больше, чем в 2018 г.) 60 % пришлось на зарубежные рынки. По итогам 2020 г. российская индустрия разработки ПО выросла значительнее, чем экономика в целом. Из данных НП «Руссофт» следует, что экспорт российских софтверных компаний вырос на 5–10 %, а их продажи в России – не менее чем на 3–5 %.
Одновременно выявились проблемы, связанные с тем, что в секторе критически важного инженерного программного обеспечения качество отечественных разработок в ряде случаев заметно уступает зарубежным аналогам. Поэтому в 2016–2017 гг. вместо заявленного импортозамещения происходило активное импортонасыщение рынка. Доля зарубежного ПО в закупках госкомпаний составляла 83–84 % (к 2021 г. она снизилась до 72 %; самые крупные потребители западного инженерного ПО – авиационная и атомная отрасли). За предыдущие десятилетия многие технологические процессы строились на базе зарубежных программ; закупались лицензии, вкладывались средства в обучение людей. При этом масса проблем в системах нижнего уровня промышленной автоматизации (контроллерах, датчиках и управляющим ПО) связана с тем, насколько адекватно и четко будут работать датчики в тем или иных условиях . Ущербность и несостоятельность такого подхода проявились в условиях санкционной политики, когда одним нормативным актом иностранного государства могут быть отключены бизнес-­процессы любого промышленного предприятия из-за невозможности обновления и поддержки, а также физического закрытия программной платформы, которая является центром производства предприятия. Практически вся государственная экосистема столкнулась с тем, что, подпав под санкции, не может закупать и даже использовать некоторое зарубежное инженерное ПО .

Работа в программе 1С
Источник: college-znanie.ru

Известные прошлогодние события обозначили водораздел между «до» и «после»; мир никогда не будет прежним. По данным Йельского университета, 188 иностранных IT-компаний после 24 февраля 2022 г. закрыли или приостановили свой бизнес в России. Среди них Microsoft, HP, Dell, Cisco, SAP, Poly, Avaya, Oracle, IBM, TSMC, Nokia, Ericsson, Samsung, Apple, EPAM – список можно продолжать. Большинство ушедших компаний имели центры разработки. Forbes подсчитал доход 50 крупнейших иностранных компаний в 2021 г.: их прибыль в России составила 7,2 трлн руб., на 2 % больше, чем годом ранее. Как сообщил вице-премьер Дмитрий Чернышенко, курирующий в правительстве вопросы развития информационных технологий, иностранные компании только на ПО ежегодно зарабатывали на российских заказах 200 млрд руб. Перед российскими разработчиками программных и аппаратных решений в одночасье открылся значительный рынок. Раньше он был недоступен: большинство заказчиков из-за сделанных ранее инвестиций в зарубежные решения не видели смысла в переходе на отечественные аналоги. Это находит свое отражение в финансовых показателях индустрии. По словам Д. Чернышенко, доходы российских IT-компаний в 2022 г. увеличились на 35,3 % или на 615,5 млрд руб. по сравнению с 2021 г.
Вместе с ушедшими вендорами пострадали сервисные компании, обслуживавшие крупные импортные пакеты. Некоторые даже были вынуждены уйти из страны вслед за своими зарубежными партнерами. Уход из России некоторых иностранных компаний не означает мгновенного отказа от их продуктов. Многие клиенты продолжают использовать софт ушедших вендоров; они заняты технической поддержкой западных IT-решений. Это вполне разумно, так как моментально заменить иностранное ПО на отечественное практически невозможно. Такой шаг мог бы привести к серьезным сбоям.
Отметим, что существенную долю сотрудников ушедших ИТ компаний удалось сохранить. При этом во многих случаях экспертиза осталась на внутреннем рынке, и эти команды продолжают реализовывать проекты для заказчиков. Освободилась заметная ниша по оказанию услуг в заказной разработке для внутренних клиентов; появился импульс для революционного развития отечественных технологий. Разработчикам программного обеспечения в 2022 г. пришлось столкнуться со многими вызовами: форсированный переход на отечественные решения в госсекторе и важнейших бизнес-­проектах, необходимость перестроения IT-инфраструктуры заказчиков в корпоративном сегменте, турбулентность на рынке труда.
Вместе с уходом многих компаний западные страны ввели против России санкции, включающие ограничения на поставки высокотехнологичной продукции – телеком-­оборудования, полупроводников, электронных компонентов и других элементов. Торговать с Россией не могут даже третьи страны, которые производят товары с использованием американских технологий и оборудования. Закупка многих типов оборудования либо невозможна, либо стала занимать больше времени, при этом цены существенно выросли. Канал параллельного импорта пока не налажен должным образом (по словам главы Федеральной таможенной службы В. Булавина, к декабрю 2022 г. объем параллельного импорта превысил  20 млрд долл.).
Наиболее сложная ситуация связана с «железом», давно уже фактически полностью зависимым от иностранных поставщиков. Даже те продукты, которые считаются российскими, в значительной степени зависят от иностранной элементной базы. Отечественные процессоры «Эльбрус», «Байкал», «Комдив» производятся в небольшом количестве, их сложно купить. Нет российских видеокарт. Для исправления положения требуются огромные материальные и временные затраты, создание эффективных наукоемких производств.
Информационная безопасность (ИБ) в России – один из тех сегментов, на который февральские события повлияли наиболее существенно. В связи с геополитическими факторами и ростом кибератак компании заметно увеличивают расходы на киберзащиту. В Positive Technologies оценивают рост объема рынка ИБ в России за этот год в 10–20. По оценке Центра стратегических разработок, если в 2021 г. объем рынка составлял 186 млрд руб., то к 2026 г. он может вырасти в 2,5 раза, до 469 млрд руб. Одним из драйверов станет уход зарубежных вендоров (IBM, Cisco, Fortinet, ESET и др.), их доля на отечественном рынке сократится с 73 млрд руб. в 2021 г. до 23 млрд руб. в 2026 г., а российских – вырастет со 113 млрд до 446 млрд руб. У любого отечественного производителя средств защиты наблюдается кратный рост бизнеса. С 1 января 2025 г. органам государственной власти России президентским указом № 250 запрещается использование программного обеспечения из «недружественных стран» на объектах критической информационной инфраструктуры. Вероятнее всего, указ выполнен в полном объеме не будет из-за человеческого фактора и сложностей с промышленным ПО. Тем не менее, переносить его сроки было бы неправильно, иначе срок реального перехода сдвинется еще сильнее.

Программист
Источник: SeventyFour / depositphotos.com

Так называемое импортозамещение в сфере IT-технологий является не стимулом, а скорее, тормозом дальнейшего развития. «Импортозамещение – значит сделать завтра то, что у других было вчера. Говорить надо не про импортозамещение, а про опережающее развитие. Разработка должна быть направлена в будущее. Нужно, чтобы клиент был не просто готов заместить один софт на другой, но вырасти в игрока мирового класса, потому что у него самая сильная информационная система. Дать ему дополнительный плюс в конкурентной борьбе на глобальном рынке. То есть от упрощенного понятия перейти к реальному импортозамещению», заявил на конференции «IT-индустрия в период перемен: что нас ждет в 2023 году?» советник генерального директора Content AI Олег Сажин. Новые отечественные разработки должны быть конкурентоспособны в мировом масштабе, способны потеснить продукты из недружественных стран хотя бы на рынках условно дружественных, иначе гарантировано техническое отставание.
Основной потребитель импортозамещения – крупные системообразующие компании с большим количеством различных бизнес-­процессов. Они обладают сложной структурой, у них много «самописных» и покупных IT-решений, они географически разнесены. Все это, помноженное на индустриальную специфику и историю развития каждой компании, формирует совершенно уникальный IT-ландшафт.
Импортозамещение превратилось для отечественного бизнеса из предпочтительного выбора в неизбежность, а роль государства как регулятора и заказчика значительно увеличилась. Государство становится главным инвестором и заказчиком на российском рынке. Программы импортозамещения и развития российского ПО финансировались правительством еще до февраля 2022 г., однако после усиления санкционного давления были приняты дополнительные меры по поддержке развития отечественных решений. Санкции и уход западных компаний значительно стимулировали госсектор, который сильно нарастил свою долю в общей картине заказов, став важнейшим заказчиком отечественного ПО. В марте-­апреле 2022 г. зафиксирован семикратный рост запросов российских компаний на отечественные СУБД, и госкомпании сыграли в этом ведущую роль . Заметим, в последнее время эксперты все чаще отходят от понятия «импортозамещение», заменяя его более широкой концепцией «технологического суверенитета» .
Серьезные изменения произошли на рынке труда. Из-за релокации части сотрудников центров разработки зарубежных компаний и наших экспортеров произошло общее уменьшение численности разработчиков ПО (естественно, иностранные компании релоцировали самых ценных сотрудников). Однако в середине года дефицит кадров, работающих на российском рынке, снизился. Это связано с появлением на рынке труда оставшихся в России специалистов из релоцированных центров разработки зарубежных корпораций. Это продолжалось недолго, с сентября пошел новый этап выезда, на этот раз из-за опасения попасть под мобилизацию. К концу года на рынке появилось большое количество «джуниоров» с первичным уровнем знакомства с программированием, которых сумели подготовить частные центры дистанционного обучения. Переизбыток таких новичков сочетается с недостатком специалистов средней и высшей квалификации. Отметим, в Санкт-­Петербурге и Москве на одну вакансию для начинающих претендуют 17–18 соискателей, в то время как по России этот показатель составляет 7,9 человек на место . При этом 77 % работодателей бизнеса привлекали в 2022 г. на работу молодых специалистов без опыта, стремясь воспитать сотрудников под свои запросы .
В начале 2023 г. стало известно об интересном примере кадрового сотрудничества. Группа «Астра», известная разработкой линейки российских операционных систем Astra Linux, и IT-компания ICL из Татарстана создали совместную сервисную компанию ICL Astra Services для поддержки основного бизнеса «Астры». Совместное предприятие с офисом в Казани займется сопровождением проектов по внедрению Astra Linux и миграции заказчиков на эту ОС с зарубежных решений. Кадровый ресурс освободился в ICL из-за прекращения сотрудничества с давним партнером компании – японской Fujitsu. В итоге получили работу сотни специалистов из известного проекта, «убитого» санкциями .
В феврале 2023 г. блогер Алексей Бегин на основе анализа данных РБК, Habr, Statista подготовил материал «Статистика оттока IT-специалистов из России в 2023 г.» . Приведем из него некоторые данные.
После 24 февраля 2022 г. российский рынок труда пережил две масштабные волны релокации: с началом СВО весной и на фоне частичной мобилизации осенью. В 2022 г. Россию покинули 100 тысяч IT-специалистов. В феврале-­марте 2022 г. из России уехало 40–70 тысяч IT-специалистов. Осенью 2022 г. IT-специалисты уезжали в основном в Европу, Казахстан и Турцию.
Основные причины отказа от выезда из России: не могут оставить пожилых родственников (26,89 %), плохо знают иностранный язык (24,71 %), сложно перевезти семью (21,43 %), не выплачен кредит (5,73 %).
В начале 2022 г. нехватка IT-кадров для российской экономики составляла 1 млн человек . Начало СВО и последовавшая частичная мобилизация привели к тому, что специалисты начали уезжать из России, усугубив многолетний дефицит кадров. Свою оценку количества уехавших дал Институт государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ. По его данным, к началу 2023 г. менее 10 % российских IT-специалистов уехали за рубеж или были твердо намерены это сделать в ближайшем будущем . Люди опасаются новых волн мобилизации; кроме того, не все IT-специалисты имеют высшее профильное образование, поэтому не попадают под критерии отсрочки.

Операторная НПЗ
Источник: ООО «РН-Комсомольский НПЗ»

Для удержания в стране разработчиков программного обеспечения Минцифры в рамках первой волны предложило пакет мер, который в том числе включал льготы по налогам и кредитам для IT-компаний, ипотеку со ставкой 5 % на период работы, отсрочку от призыва на военную службу и ряд других. Указанная отсрочка не распространялась на объявленную 21 сентября 2022 г. частичную мобилизацию, но впоследствии Минцифры добилось права на отсрочку от мобилизации для тех IT-специалистов, которые работают полный день в аккредитованных IT-компаниях и тех, чья специальность по образованию входит в специальный перечень министерства (включающий 195 направлений).
При этом отдельные компании самостоятельно вводили внутренние ограничения для своих сотрудников. В группе компаний IBS ввели классификацию стран, откуда сотрудник может работать дистанционно. Все страны разделили на несколько категорий: запрещенные, допустимые и дружественные. Все, кто уехал в запрещенные страны (введшие санкции, члены НАТО, ЕС), должны были вернуться в Россию до 10 ноября под угрозой увольнения. Уехавшим на допустимые (нейтральные) территории, до 1 января следовало принять решение, что они будут делать дальше – останутся там, переедут в Россию или на разрешенную территорию .
В России примерно 1,7 млн IT-специалистов. Заметим, 20 лет назад их насчитывалось 70 тысяч [4]. Ожидается, что к 2024 г. общее количество разработчиков в мире достигнет 28,7 млн человек. Больше всего программистов появится в Китае.
Ассоциация «Руссофт» провела в начале марта на заседании пресс-­клуба «IT-индустрия в период перемен: что нас ждет в 2023 году?». Представители ведущих отечественных компаний рассказали, как прошел экстремальный для индустрии прошлый год, обсудили перспективы бизнеса, поделились планами развития. Ассоциация описала основные тренды отрасли на 2023 г. Главными темами должны стать импортозамещение и технологический суверенитет .
По итогам 2022 г. экспортная выручка российских IT-компаний упала на 12–17 %, до 8,4 млрд долл. (похожую картину мы наблюдали во время позапрошлого кризиса [3]). Падение выручки эксперты связывают с уходом российских разработчиков программного обеспечения из европейского и американского рынка из-за санкций. Закрылись центры разработки иностранных компаний, которые давали около 12 % всего экспорта компьютерных услуг из России. Экспорт снизился также из-за ухудшения условий работы российских поставщиков IT-решений на зарубежных рынках. Об этом на пресс-­клубе сообщил президент «Руссофт» В. Макаров. Ухудшение условий выразилось сначала в запрете работы IT-компаний в «недружественных» странах, пояснил он. Правда, многие существовавшие партнеры продолжили работать с россиянами по заключенным ранее контрактам, но новые контракты уже не заключались. Затем появился запрет финансовых транзакций с российскими компаниями. Это вынудило экспортеров переносить свои центры продаж за границу – в «дружественные» страны. Этому препятствуют вторичные санкции, финансовые санкции и др., так что даже такой перенос не обеспечивает восстановления экспорта в полном объеме. В то же время присутствие российских IT-решений в «дружественных» странах выросло за прошедший год до 10 %. Больше всего российских компаний – в странах ЕАЭС (их много в Узбекистане, Казахстане). Второе после ЕАЭС место занимают арабские страны Ближнего Востока, где россиянам помогают уходить от санкций. Присутствие в Латинской Америке выросло в течение года в 4–5 раз .
Спикеры отметили, что в покупке российских продуктов и услуг заинтересованы около 20 стран. Среди них Китай, Бразилия, Индия, Турция, Саудовская Аравия. Но каждый рынок имеет свою специфику, например, законодательную. Также необходимо время на преодоление культурных барьеров. Для успешного экспорта нужно предлагать иностранным партнерам не только продукт, но и полный комплекс услуг – сервисы, связанные с ПО, помощь с подготовкой специалистов для работы с ним.
Власти хотели помогать российским компаниям налаживать связи в дружественных регионах, в частности, с помощью «цифровых атташе» – специалистов, лоббирующих российские IT-решения на экспортных рынках. Их подготовкой занимался Российский фонд развития информационных технологий совместно с Минцифры и Минпромторгом. Предполагалось, что уже в 2022 г. они начнут работу в 16 странах. Но пока механизм не заработал, никакие цифровые атташе не помогают налаживать экспорт на местах .

Автоматизация технологических процессов и производств
Источник: okobzor.ru

В ходе пресс-­клуба спикеры делились своим видением текущей ситуации и перспектив. Среди тенденций последнего года отмечалось изменение облика заказчика: на смену преобладавшим федеральным и региональным органам власти пришли бизнес-­корпорации из таких секторов как нефтегаз, финансы, энергетика, промышленность, занявшие в совокупности свыше 70 % рынок, отметил генеральный директор ГК «Астра» Илья Сивцев. В плане экспорта российским разработчикам нужно ориентироваться на наиболее перспективные технологии: прикладные решения с использованием искусственного интеллекта, кибербезопасность, облачные сервисы. В области прикладных решений сосредоточен опережающий рост в 9,3 % при общем росте сектора в 2,4 %. У российских игроков есть возможность проявить себя в нише платформенного ПО для промышленного искусственного интеллекта, считает директор практики «Стратегия трансформации» компании «Рексофт Консалтинг» Алексей Богомолов.
Заместитель генерального директора по технологическому развитию «Группы Т1» Антон Якимов, рассказал об изменениях, связанных с обеспечением информационной безопасности решений и пользователей, и новых технологиях защиты. «Прошлый 2022 г. показал, что злоумышленники становятся всё организованнее, современный ландшафт киберугроз быстро трансформируется и усложняется. По данным нашей службы поиска и анализа угроз, всего в мире за год было описано в отчетах производителей 24175 уязвимостей», – отметил он. Докладчик назвал самые распространенные типы угроз в 2022 г.: DDoS-атаки (выросли в 7–8 раз), утечки данных (рост почти в 1,5 раза), социальная инженерия и фишинг (трехкратный рост), доставка вредоносных программ через ПО с открытым исходным кодом. Он указал, что при проектировании ИБ-системы надо учитывать появление новых типов угроз, к которым можно отнести использование в преступных целях искусственного интеллекта и квантовых технологий.
Директор по развитию бизнеса Vinteo Борис Попов оценил изменения, произошедшие за прошлый год в отрасли видеоконференцсвязи. Уход с рынка иностранных компаний обеспечил российским ВКС-разработчикам рост запросов в 3–4 раза, увеличение доходов, поддержку государства. Стала очевидной и проблема отечественного сегмента видеокоммуникаций – отсутствие ВКС как готовой и массовой полнофункциональной услуги (замены Zoom пока нет). Разработки небольшой краснодарской компании, 10 лет занимающейся передачей видео, обеспечили совместимость с иностранным оборудованием ВКС на 95 %. Это позволило Vinteo не почувствовать санкций и увеличить портфель заказов, в том числе за счет банковской сферы и нефтегаза, интенсивно подключающихся из-за проблем с импортными решениями. В 2023 г., считает спикер, российский ВКС-рынок продолжит рост на 30 %, расширится пул заказчиков, выбирающих отечественные решения. Один из главных трендов – упрощение: увеличится спрос на «легкие» решения веб-конференций, бесплатные или условно-­бесплатные, позволяющие быстро собрать видеоконференцию любому пользователю.
Участники заседания высказали неоднозначные мнения об инсорсинге. Если крупные промышленные компании злоупотребляют собственной разработкой ПО, они часто переманивают IT-сотрудников из индустрии, что негативно сказывается на рынке труда. При этом происходит дублирование результатов деятельности; такой специализированный продукт невозможно вывести на мировой рынок, что снижает эффективность экономики в целом. Упоминалась разработка «Ростеха» – операционная система «Ось», на которую потрачены несколько миллиардов руб., но сейчас уже никто о ней не знает . После ухода с рынка западных IT-компаний российские банки были вынуждены самостоятельно писать программы под Linux, где не нужна сертификация и лицензии, или даже использовать торренты .

Программист МФТИ
Источник: mipt.ru

Заметим, что инсорсинг вполне оправдан, если им занимаются высококлассные специалисты – такие, как выдающийся ученый Клим Ким. Еще в 1967 г. он стал лауреатом премии Ленинского комсомола за внедрение оптимальных маршрутов для грузовых перевозок в Москве. В течение длительного времени он вел практическую работу по созданию высокоэффективных инструментальных средств для автоматизации управления предприятиями. Его оригинальная инструментальная среда ВИК, в которой разрабатывается и эксплуатируется комплекс автоматизированных рабочих мест, по отзывам пользователей, удобнее и эффективнее знаменитых аналогов. Ориентация на создание и сопровождение гибких приложений обеспечила успешное функционирование программного комплекса в течение десятилетий [1].
Очевидный минус инсорсинга состоит в том, что при уходе разработчика из компании приходится затрачивать массу времени и средств на обучение нового сотрудника. Часто при увольнении такого специалиста компания вынуждена отказаться от развития системы и переходить на новую.
Одним из главных вопросов в индустрии остается совместимость. До сих пор в реестре отечественного ПО есть программные продукты, которые российские операционные системы не поддерживают . Остаются проблемы совместимости с государственными информационными системами, что становится огромным препятствием при переходе на российские ОС. В конце 2022 г. Минцифры определило три наиболее перспективные для господдержки отечественные операционные системы, включённые в реестр российского ПО. Это Astra Linux (ГК «Астра»), ОС «Альт» («БазАльт СПО») и «Ред ОС» («Ред софт»). Все они базируются на Linux. Разработчиков обяжут оптимизировать ПО под эти ОС.
В 2023 г. ожидается консолидация рынка – с точки зрения не только слияний и поглощений, но и кооперации разработчиков. Поскольку у заказчиков огромное количество задач, решить их конкретной IT-компании в одиночку трудно или невозможно, поэтому вендоры будут стараться работать вместе.
Обсуждая новые направления IT-экспорта, участники дискуссии отметили, что несмотря на почти полное закрытие рынков Европы и Америки, видны очень хорошие перспективы на рынках ближневосточных стран, АСЕАН, Африки, Латинской Америки. Очевидный приоритет по экспорту технологий – страны СНГ, а также рынок Африки. Доля ИБ-экспорта в ЕС и Северную Америку и раньше была невысокой, так как к российским продуктам там относятся с недоверием, тренд на отказ от всего российского виден невооруженным взглядом. Российские ИБ-продукты активно продаются в странах Азии и Латинской Америки, динамика продаж некоторых программ даже заметнее, чем в России. Заметим, что Ближний Восток, Африка, Азия, Латинская Америка (возможные направления для российского ПО и услуг) составляют 15 % от мирового объема.
Ассоциация планирует поездку в Индию для создания партнерства, совместных предприятий, которые бы использовали российские технологии. Эксперты смотрят в будущее с оптимизмом, считая, что потенциал и высокий уровень российских разработчиков позволяет нам претендовать на лидерство в новом технологическом укладе. Так, сфера информационной безопасности в России доказала, что мы можем быть лидерами и экспортировать технологический суверенитет в другие страны. Именно на платформах кибербезопасности нужно строить и продвигать на глобальном рынке другие российские приложения нового технологического уклада.
Несмотря на санкции и общее сложное положение в экономике, российский IT-сектор развивается довольно успешно. Предварительные итоги прошедшего года показывают, что ему удается успешно противостоять воздействию санкций и развиваться быстрее многих других секторов экономики.
Оптимистичными видит перспективы Д. Чернышенко. «Несмотря на санкции и тектонические движения в IT-индустрии наша страна сумела добиться значимых результатов, а все показатели национальной цели были перевыполнены. Достижения России в сфере информационных технологий признаются и за рубежом. В 2022 г. Всемирный банк включил Россию в десятку стран с наивысшим рейтингом цифровизации госуправления… Все массовые социально значимые услуги были переведены в электронный вид. На конец 2022 г. в цифровом формате находилось 204 услуги, из которых 111 федерального уровня и 93 регионального. Растет популярность и портала «Госуслуг»… Оказана беспрецедентная помощь пострадавшей от санкций IT-отрасли, которая является локомотивом цифровой трансформации России. 2 марта 2022 г. появился указ «О мерах по обеспечению ускоренного развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации. Разработаны отечественные операционные системы и технологически независимые СУБД, мессенджеры, антивирусное ПО и решения по кибербезопасности. Наши производители усиливают позиции в самых сложных для импортозамещения сегментах. Особенно значимо – на рынке серверного оборудования и систем хранения данных. И у многих из них мы видим высокий экспортный потенциал», – сказал он в интервью CNews