Учредитель журнала

О развитии информационных систем управления знаниями
в корпоративной среде ТЭК России

УДК 004

DOI 10.52815/0204-3653_2023_4193_4
EDN: KOXKKK

Мельников Андрей
Начальник отдела инновационных программ и НИОКР, ООО «НИИ Транснефть», к. т. н.
E-mail: MelnikovAV@niitnn.transneft.ru

Распопов Андрей
Заместитель директора центра инновационных программ НИОКР и отраслевой стандартизации, ООО «НИИ Транснефть», к. т. н.
E-mail: RaspopovAA@niitnn.transneft.ru

Цветкова Валентина
Профессор, главный научный сотрудник Библиотеки по естественным наукам Российской академии наук,
д. т. н.
E-mail: vats08@mail.ru

Бачурин Александр
Ведущий научный сотрудник сектора инновационных программ, ООО «НИИ Транснефть», к. т. н.
Е-mail: BachurinAI@niitnn.transneft.ru

Интенсивное развитие технических, аппаратных, программных средств и коммуникаций привело к появлению и внедрению новых способов обработки, хранения и передачи информации в соответствии с формированием концепций трансформации информации в знания для их дальнейшего использования в хозяйственной и управленческой деятельности. Сама управленческая деятельность также претерпела значительные изменения, в том числе, за счет применения в своей функциональной структуре концепции управления знаниями, которая в организациях различного профиля отличается уровнем глубины и охвата в зависимости от своей значимости. Областью исследования является топливно-­энергетический комплекс (далее – ТЭК), крупным организациям которого свой­ственен технологический цикл формализации производственных процедур и значительный объем контрольно-­учетных операций, включая важность информационного обеспечения научно-­технических процессов для стабильного развития.
Значимость управления знаниями как составной части нематериальных активов (далее – НМА) организации напрямую зависит от их ценности как таковой, готовности организации извлекать прибыль от использования имеющихся в распоряжении НМА. Знания, а также системы управления ими, приобретают особую значимость в организациях, производящих наукоемкие, высокотехнологичные продукты: от научно-­исследовательских институтов до транснациональных компаний, причем их доля в стоимости продукта постоянно увеличивается. В структуре стоимости таких компаний как IBM, British Petroleum, нематериальные активы, включают:

  • человеческие активы (human assets) – знания, опыт, мастерство, творчество;
  • интеллектуальные активы (intellectual assets) – корпоративная культура, философия управления, стратегии и программы, бизнес-­процессы;
  • активы интеллектуальной собственности (intellectual property assets);
  • патенты, авторские и издательские права, торговые марки, коммерческие секреты;
  • структурные активы (structure assets) – распределение полномочий, связи и отношения внутри и вне компании, правила и процедуры принятия решений, система стимулирования персонала, стандарты и регламенты;
  • бренд-­активы (brand assets) – известность, репутация, доброе имя компании, составляют свыше 70% с сохранением тренда на дальнейшее увеличение.

Первыми попытками формирования элементов системы управления знаниями (далее – СУЗ) в ее современном понимании можно считать работы американских ученых конца 50‑х – начала 60‑х гг. прошлого столетия, посвященные развитию концепции постиндустриального общества с выделением нового типа работников – «работников знания», имеющих высшее образование, способности приобретать и применять теоретические и аналитические знания, использующих совершенно иной, новый подход к работе, владеющих инструментами производства [1, 2, 3, 4].
Следующим этапом в развитии СУЗ стала концепция «управления информацией» – нового типа управления предприятием на основе комплексного использования внутрикорпоративной и внешней информации. Этот этап приходится на начало 70‑х – середину 80‑х гг. прошлого столетия. Он характеризуется появлением ряда работ, направленных на формирование принципов информатизации управления знаниями и предприятием на их основе [5]. Новые методы и подходы к организации деятельности предприятий, разработанные в этот период, нашли практическую реализацию в ряде наукоемких компаний [6].
Третий, текущий этап развития СУЗ, характеризуется формированием и применением «технологий управления знаниями» – совокупности процессов, методов, приемов и программно-­технологических средств для обеспечения генерации и свободной циркуляции знаний, признанием правительственными структурами, учеными и бизнес-­сообществом стремительно возросшей роли профессиональных знаний [6].
В любой СУЗ выделяют два основных типа знаний: явные и неявные. Различие между явным и неявным знанием, пожалуй, является наиболее фундаментальной концепцией управления знаниями. Такое различие было впервые проведено Майклом Поляни в 1960‑х гг. [7] и получило свое развитие в труде Нонаки и Такеучи «Компания, создающая знания» [8]:

  1. явные знания – знания, кодифицированные и перенесенные на цифровые и материальные носители, которые легко идентифицировать, сформулировать, передать и использовать;
  2. неявные знания – трудно извлекаемые и кодифицируемые знания, полученные человеком благодаря опыту, описываемые такими понятиями как личная мудрость, ноу-хау, озарение и интуиция.

Несмотря на шестидесятилетний срок с начала формирования основных концепций управления знаниями, исследования в этой области продолжаются и сохраняют свою актуальность и в настоящее время. Библиометрические исследования публикаций в области управления знаниями [9] свидетельствуют о стабильном положительном тренде их роста, характеризуются значительным увеличением публикаций в академических журналах и изданиях деловой направленности (рис. 1).

Рис. 1. Количество публикаций в области управления знаниями в журналах, индексируемых базой данных научного цитирования «Web of Sciense Core Collection» по годам публикации (зеленые столбцы – общее количество, голубые – публикации в изданиях академического сектора, красные – публикации в журналах делового сектора) [9]

В последние 15 лет наблюдается значительный рост числа публикаций [9], посвященных управлению знаниями именно в области бизнеса и менеджмента, что связано с увеличением числа исследователей, отмечающих важность внедрения СУЗ в организациях [10], а также публикаций, раскрывающих возможности СУЗ в решении ряда управленческих проблем организаций практически любой направленности [11].
Усилия исследователей в области управления знаниями для целей развития бизнеса и менеджмента в настоящее время сконцентрированы на:

  • определении роли и таргетировании СУЗ, разработке методов и алгоритмов экстернализации неявных знаний;
  • развитии концепции управления рисками при генерации, обращении и архивации знаний;
  • исследовании экосистем знаний;
  • разработке методов работы с современными форматами данных, такими как Big data, и нетрадиционных методов работы с данными, например, с использованием нечеткой логики;
  • формировании направлений эволюции СУЗ в период цифровой трансформации организации.

Отметим, что исследования в области методологии извлечения неявных знаний и их трансформации в явные сохраняют свою высокую актуальность и развиваются на основе все более глубокого использования современных методов работы с данными [12].
Как отмечено выше, информатизация хозяйственной и управленческой деятельности явилась драйвером изменений в принципах и форматах обращения знаний, традиционно делимых на 5 стадий: поиск и генерация, идентификация, хранение, организация доступа, распространение и использование. Указанные стадии носят общий характер, и, в зависимости от рассматриваемой отрасли и поставленной задачи, могут конкретизироваться с выделением отдельных бизнес-­процессов, связанных с обращением знаний.
В крупных организациях ТЭК, имеющих, как правило, свои научные и инжиниринговые подразделения, в последнее десятилетие пристальное внимание уделяется вопросам автоматизации процессов генерации, хранения и использования знаний, особенно в период цифровой трансформации. Существенных результатов в этом добилась госкорпорация «Росатом», с 2011 г. активно внедряющая СУЗ на основе подходов к управлению знаниями, разработанных МАГАТЭ, вовлеченных в проект интеграции инфраструктуры и процессов СУЗ в единый комплекс цифровых сервисов «Цифровая наука» (СУЗ 3.0) [13]. Цель проекта «Цифровая наука» – создание единого комплекса цифровых сервисов научно-­технической деятельности с развитием функциональности существующих информационных систем, создание общего информационного пространства, собирающего цифровой след научно-­технических разработок и компетенций, фиксирующего движение по уровням технологической готовности (TRL, рис. 2). Таким образом, эволюционируя от начальной СУЗ 1.0 к СУЗ 3.0, «Росатом» последовательно интегрировал различные процессы СУЗ, добиваясь принципиально новых результатов и возможностей, основанных на синергетических эффектах.

Рис. 2. Структура комплекса цифровых сервисов «Цифровая наука» [13]

В укрупненном виде традиционная структура информационных систем и их модулей, используемых крупными организациями ТЭК для осуществления инновационной и научной деятельности, включает в себя системы:

  • формирования/сбора и анализа научно-­технических предложений (далее – НТП) – коммуникационно-­аналитический блок, обеспечивающий формирование, прием, первичный анализ НТП и определение дальнейшего пути реализации НТП;
  • обеспечения рассмотрения НТП в соответствии с выбранным путем его реализации и регламентирующей эту процедуру нормативной базой – блок формализации и согласования;
  • поддержки и контроля реализации НТП, формализованного в виде договора между заказчиком и исполнителем – блок ведения договорной работы, контроля полноты и качества исполнения договорных обязательств;
  • внедрения и коммерциализации результатов реализации НТП – блок управления правами на результаты интеллектуальной деятельности, внедрения и мониторинга эксплуатации результатов реализации НТП.

Несмотря на неоспоримую взаимосвязь блоков в рамках жизненного цикла знаний, одним из ключевых недостатков практической реализации указанной структуры в компаниях ТЭК является ограниченное взаимодействие между блоками или их полное отсутствие, часто связанное с реализацией функций отдельными подразделениями, стремящимися к обособлению своих бизнес-­процессов и минимизации их зависимости от бизнес-­процессов других подразделений.
Целесообразность интеграции информационных систем, объединенных каким‑либо процессом, в единую надсистему, эффективность встраивания IT-компонент в бизнес-­процессы организации являются предметом исследований на протяжении последних 20 лет [14, 15, 16], анализ результатов которых позволяет сделать следующие выводы:

  • интеграционные процессы, как ни парадоксально, способны привести к потере знаний в той или иной форме;
  • при рассмотрении процесса интеграции информационных систем особую роль приобретает проведение процедуры анализа рисков процессов управления знаниями трансформируемой СУЗ и проведение ее аудита;
  • при построении интегральных бизнес-­процессов управления знаниями и определении необходимого объема ресурсов для ее функционирования, равно как и для решения задач оптимизации интегральных бизнес-­процессов, активно применяются методы имитационного моделирования (дискретно-­событийное моделирование, системная динамика);
  • вопросы оценки эффективности комплекса интегрированных информационных систем остаются открытыми, в каждом рассматриваемом случае исследователями применяются частные подходы, не основанные на единой методологии.

Опыт практической деятельности крупных компаний, имеющих собственные научно-­исследовательские подразделения и вовлеченные, даже фрагментарно, в процесс поиска, генерации, идентификации, хранения и использования знаний, свидетельствует об осознании их руководством необходимости интеграции существующих информационных систем, направленных на автоматизацию указанных процессов, в форме, обеспечивающей максимальное вовлечение эксплуатируемых и разрабатываемых корпоративных информационных систем (КИС). Состав и принципы взаимодействия КИС в рамках единого, интегрированного бизнес-­процесса обращения знаний, определяется менеджментом компаний, как правило, исходя из текущих или ближайших по срокам задач, редко преследуя цели развития СУЗ на долгосрочную перспективу.
Вышеизложенное позволяет определить основные задачи формирования и развития систем управления знаниями в компаниях ТЭК, использующих собственные КИС:

– определение основных бизнес-­про­цессов, используемых в цикле управления знаниями, обобщение опыта их реализации в компании;
– формулирование основных целей и задач КИС, обеспечивающих реализацию указанных бизнес-­процессов, с позиции цикла управления знаниями;
– разработка требований к интерфейсам взаимодействия между отдельными КИС для обеспечения бесшовной передачи информации и ее трансформации;
– определение образа и формирование надсистемы, обеспечивающей интеграцию, контроль и управление КИС, включенных в цикл управления знаниями;
– разработка и обоснование метода оценки эффективности реализации цикла управления знаниями в среде КИС, управляемых надсистемой;
– разработка методологии формирования ИТ-стратегии компании, направленной на максимально эффективное использование кумулятивных и синергетических эффектов интеграции КИС, обеспечивающих реализацию отдельных бизнес-­процессов, в единый цикл управления знаниями, формируемый надсистемой.

Выводы

Результаты большого числа исследований, посвященных определению роли и места информационных систем и инструментария управления ими, свидетельствуют об их значительном вкладе в формирование производимой организацией ценности вне зависимости от ее размера и принципов работы [17–21]. В этом контексте системы управления знаниями, обеспечивающие обращение и генерацию одной из важнейших ценностей научно-­исследовательских и инжиниринговых организаций – знаний, обладают неисчерпаемым потенциалом информатизации с последующей интеграцией в настоящие и перспективные бизнес-­процессы компании.
Сформированные задачи создания и развития СУЗ в организациях ТЭК, эксплуатирующих собственные локальные КИС, являются важнейшими в части интеграции систем и обеспечения перехода на новый технологический уровень в сфере эффективного управления информационным обеспечением научно-­технической деятельности.